[17/06/2005] Дамир Хайретдинов: основатель Нижнего Новгорода – татарин!

Сенсационная статья кандидата исторических наук Дамира Хайретдинова

Последние несколько месяцев Нижегородские  средства массовой информации, не уставая, трубят о новом празднике — дне памяти основателя города Нижнего Новгорода Георгия Всеволодовича. Плакаты на улицах города пестрят поздравлениями и изображениями святого. При этом простой народ, да и, что скрывать, некоторые общественные деятели поначалу открыто недоумевали, почему предыдущие почти восемь веков основателем города был Юрий Всеволодович, а теперь вдруг стал некий Георгий? Благо, дорогая PR-кампания разъяснила, что Юрий и Георгий едины в одном лице, но вопрос остался.

Итак, самый обычный заголовок последних месяцев: «Кто основал Нижний Новгород?». Начнем по порядку: Георгий Победоносец, Юрий Долгорукий, Андрей Боголюбский, Георгий Всеволодович, Юрий Всеволодович, Василько Констан­тинович. Осталось выбрать правильный вариант? Или есть и другие кандидатуры? Историки и краеведы, как дореволюционные, так и советские, выдвигали разные версии на этот счет. Сегодня им на смену пришли идеологи, у которых есть задача — убедить народ в конкретной идее, причем ее правильность им не интересна, куда важнее политическая актуальность.

Конечно, идеологам следовало бы вначале объяснить народу элементарные вещи: как, например, то, что Георгий Победоносец не имеет никакого отношения к территории России. Затем можно было бы рассказать, что имя Георгий было принято великим князем Юрием Всеволодовичем, внуком Юрия Долгорукого, в крещении. Под конец неплохо было бы дать народу представление о той войне, в ходе которой Юрий (читай Георгий) Всеволодович, а может, и не он, основал Нижний. Но зачем все эти тонкости народу, когда у него есть идеологи, которые и знают точную дату памяти благоверного князя, мученически обезглавленного; и словно воочию видят, как отрубленная голова, «будучи приложена к телу, чудесным образом срослась с ним», и чувственно высказываются о необходимости «переосмысления» церковного праздника в качестве светского.

А что делать нам, рядовым представителям народа? Сокрушаться о том, что идеологи возникли только сейчас — сколько бумаги, исписанной учеными и исследователями, было бы сэкономлено, появись они раньше. Для кого же создавались исторические труды, и зачем? Да и вот еще совсем пустячный вопрос: что же там все-таки написано?

Еще величайший русский историк XVIII века В. Н. Татищев, пользовавшийся разнообразными источниками, писал в своем труде «История Российская»: «Князь великий Юрий заложил град от болгор на усть Оки реки, имяновав его Новград Нижний, бе бо ту первее град болгорский». Татищева поддержал Карамзин, и целая плеяда дореволюционных историков не видела ничего зазорного в признании того факта, что «в то время вся местность, занимаемая Низовской землей, ныне Нижегородской губернией, входила в состав болгарского царства» (Милотворский И.А. «Нижний Новгород, его прошлое и настоящее». 1911. С. 1–2). О каких «болгарах» говорят ученые? О тех самых, с которыми и вели войну суздальские князья. Волжские булгары, населявшие территорию современного Татарстана и являющиеся непосредственными предками казанских татар, гораздо раньше славян освоили территорию нынешней Нижегородской области. Судите сами: город Лысково построен на месте «большого города булгар — Сундовита» (Мельников А. «Нижегородская старина». 1992. С. 35.); на месте Балахны «был большой торговый город Булгарский» (там же. С. 45); Саров — бывший Сараклыч.

На сегодняшний день можно считать доказанным, что граница Волжской Булгарии находилась не у Камы, как считали раньше, а в районе Оки. Собственно, ведь и война, которую вели Всеволод Большое Гнездо и его сын Юрий против булгар, имела своей целью подчинение выгодных речных торговых путей. Летопись сохранила описание взятия булгарского города Ошела (Ошли) Святославом, братом Юрия, «с полки и воеводы на безбожные булгары». После поражения булгары запросили мира, и в 1220 году Юрий «послал с ними (то есть с булгарскими послами) мужи свои водити въ роту князей ихъ и земли ихъ по ихъ закону». Итак, часть булгарской земли подчинилась суздальскому великому князю; но еще в течение десяти лет булгары пытались отвоевать эти земли. Только в 1230 году новое соглашение с Волжской Булгарией окончательно закрепило территориальные приобретения при окском устье за владимиро-суздальскими великими князьями.

Итак, «в настоящее время большинство историков и краеведов в принципе согласны с мнением о том, что в устье реки населенный пункт существовал еще до основания Нижнего Новгорода; тем не менее исходной датой — временем основания (города) и ныне принято считать 1221 год» (Кирьянов И.А. «К вопросу о времени основания г. Горького». 1956. С. 4). Новый город действительно был основан в 1221 году. Ну а что же насчет старого города?

Практически все историки и краеведы знают о предании, согласно которому на месте Нового Нижнего города был Ибраимов город; при этом русские предания называют основателя этого города, Ибраима, мордвином. А мордовские? С зеркальной точностью наоборот. Старинная мордовская песня начинается так: «Ехал русский князь Мурза по Волге…». Затем «русскому князю Мурзе» местная мордва принесла «земли да воды» в «знак покорности мордовского племени» («Беглый очерк Нижняго-Новгорода и его прошлаго». 1896. С. 9). Почему же «русский князь» в мордовских легендах имеет явную тюркско-мусульманскую принадлежность, а мордовский князь русских легенд — явно мусульманское имя, но в оригинальном произношении?

Еще в IX веке арабский историк Абу Гали бине Даста писал: «Между Хазарией и Булгарией лежит страна Буртас. От границы с Булгарией ее отделяют три дня пути. Живут они на равнине, где много лугов, низин и рощ; из деревьев у них больше всего берез». Другой историк, Абу Габдулла аль-Гарнатый, уточняет: «Страна Буртас на реке Идел», то есть Волге (Фаизов С.Ф. «Ислам в Поволжье». 1999. С. 7–8). Буртасы, имевшие свою государственность, но входившие в сферу влияния близкородственной Волжской Булгарии, совместно с другими тюркскими и угро-финскими народами составили основу современных татар-мишарей (мещера, мещеряки). Русская летопись гласит: там, где Ока «потече в Волгу… седит мурома, а также мещера, у мещеры свой язык» (Машина Д. «Этнос мещера: вчера и сегодня», газета «Нижегородская правда», 19.02.05). Мещера заселяла «местности балахнинскаго и семеновскаго уездов», в память об этом народе «озеро напротив Нижняго Новгорода между Окой и Волгой» называется Мещерским, а «вся местность в соседстве с Волгой против Нижняго именуется Мещерой» (Савельева А. «Время и причины основания Нижняго-Новгорода». С. 3).

Очевидно, что сложившийся на границах древних тюркских государств Булгарии, Буртаса и Мещеры этнос нес в себе отпечаток разных культурных слоев и народов, при этом разговаривая на тюркском языке и исповедуя Ислам. Так что, как ни называй истинного основателя нашего города Ибрагима — «мордовским мусульманином», «русским мурзой» или булгарским князем — он однозначно был представителем этой симбиозной буртасско-булгарско-мещерской цивилизации, прямыми потомками которой являются нынешние татары-мишари.

Можно отождествлять Ибраи­мов городок (кстати, оригинальное произношение имени Ибрагим – с потерянным звуком «h» посередине — характерно именно для татар-мишарей) с булгарским «великим и славным городом» (цитата по русской летописи) Бряхимов, известным по походам Андрея Боголюбского в 1164 году, как это делали Н. М. Добротвор и И. А. Кирь­янов; можно ассоциировать его с другим бул­гар­ским городом — Оше­лем (С. М. Середонин), можно на его месте разместить и любой другой Старый город, но ни в коем случае нельзя рассуждать, что основанный в 1221 году Новый город и есть первоначальное поселение. Нет, и еще раз нет: Новый город — лишь перестроенный населенный пункт гораздо более древнего происхождения, силой завоеванный суздальскими князьями. Завоеванный у мусульман, как их ни называй. И даже приросшая к мертвому телу голова благоверного князя не может быть доказательством обратного!

Пару слов о «мордовской теории». Безусловно, версия о существовании самостоятельного, никому не подчиненного мордовского города в устье Оки в XII–XIII вв. абсолютно неубедительна, что четко доказывается Кирьяновым. Само наличие мордовских городов в Х–XIII вв. не доказано. Город должен был принадлежать Булгарии, хотя часть его населения, безусловно, могла составлять и мордва.

Конкретным местом Ибра­ги­мова городка легенды называют территорию нынешнего нижегородского кремлевского холма. Интересно отметить то обстоятельство, что наиболее древним и значительным сооружением кремля является Архангельский собор, заложенный в 1227 году на месте деревянной церкви Михаила Архангела, которую построили при основании Нижнего Новгорода в 1221 году. В 1960 году, при реставрации здания собора, была обнаружена совершенно неожиданная находка остатков пола с орнаментом из заполненных гипсом шестиконечных звезд. Несмотря на то что эти плитки были отнесены к XIV веку, совершенно очевидно, что такие рисунки в то время не могли возникнуть в христианском православном храме. Получается, они существовали здесь еще до создания храма. Эти узоры характерны только для двух видов культуры: иудейской и мусульманской. Очевидно, что иудейская культура проникнуть на эти земли в указанные века не могла. Шестиконечные звезды характерны и для масонских культовых зданий, причем масонские символы часто присутствуют в христианских церквях в закамуфлированном виде, однако эта культура получила распространение в России только начиная с XVIII века. В истории исламской архитектуры шестиконечные звезды — частый и широко распространенный орнамент. Так же, как и в иудаизме, их символика возводится к пророку Давиду, который признается в Исламе и часто упоминается в Коране. Только в новейшее время, после создания еврейского государства, такие звезды стали восприниматься в мире Ислама сквозь призму военно-политических конфликтов. Ярким воплощением использования шестиконечных звезд в орнаментальном оформлении мусульманских культовых зданий является знаменитая Соборная мечеть Владикавказа, построенная в конце XIX века. Ну а наглядный пример того, что в завоеванных русскими князьями и царями мусульманских городах на фундаментах разрушенных мечетей и дворцов в самые короткие сроки возводились церкви —
это бывшая столица Волжской Булгарии город Булгар на территории Татарстана.

Если кому-то приведенные здесь доказательства покажутся малоубедительными, предлагаем созвать какую-нибудь научную конференцию по вопросу: «Кто основал Ибраимов город?», с участием ученых из Нижнего, Москвы, Казани. Можно даже затеять процесс возвращения городу его исконного первоначального названия. Идеологов, конечно, переубедить вряд ли удастся — они же уже все доказали, и без участия татар-мишарей, прямых потомков подлинных основателей города Ибраима, уже почти установили новый светско-церковный праздник. Ну да Бог с ними. Но вот один неразрешенный вопрос все же остается. Нет, не про то, почему мусульмане оказались ныне в немилости у идеологов. А про то, как, превращая религиозные реалии в светский праздник, «переосмыслить со светской точки зрения» самую суть церковного праздника — доказательство благоверности князя, а именно приращение отрезанной головы. А если вдруг не получится, как же праздновать-то будем?

Дамир Хайретдинов,

кандидат исторических наук

При использовании материала ссылка на сайт www.nizgar.ru обязательна!

Рейтинг@Mail.ru