На главную

ПОИСК

 

111
Новости
Аналитика
Комментарии и интервью
Пресс-релизы
Афиша
Мероприятия РНКАТНО
Фоторепортаж

Татарская община
О РНКАТНО
Праздники и традиции
Национальная кухня
Татарские имена
Культура
Из истории
Выдающиеся татары
Ветераны
Наша молодежь
Татарские села области
Уроки татарского


Газета <Мишар доньясы>
Приложение <Миллят>

Библиотека
Энциклопедия

Благотворительность

Служба знакомств
Форум
Чат
Обратная связь
Карта сайта
Наши баннеры
О проекте

Другие национальные
объединения области
 
:: Быть гордостью отцам и детям

Алишир Багги-оглы Гамзаев Среди представителей азербайджанской общины много талантливых и преуспевающих в своем деле людей, в особенности врачей. Наш собеседник — кандидат медицинских наук, кардиохирург высшей категории, ведущий специалист нижегородского кардиоцентра Алишир Багги-оглы Гамзаевым.



— К сожалению, на сегодняшний день в российском обществе уже сложился негативный стереотип выходца из Азербайджана, который регулярно подкрепляется в средствах массовой информации. Ощущаете ли вы на себе этот негатив, находясь в постоянном общении с местным населением?

— Я бы не сказал, что в последние пять лет как-то особенно ощущал на себе проявление того негатива, о котором вы говорите. Но если посмотреть на то, как подается информация в СМИ в последнее время, то, действительно, я понимаю, откуда берется такой стереотип. Понятно, почему в массовом сознании это человек, который ходит в кепке и торгует овощами-фруктами, не оставляя возможности русским бабушкам на рынках продать пучок редиски. С одной стороны, очень прискорбно, что в большинстве своем население страны охотно воспринимает этот стереотип. Даже обидно — ведь речь идет о взрослых людях, проживших жизнь. Но есть и такие люди, которые понимают, что это однобоко и неправильно — в частности, мои коллеги, с которыми мы вместе трудимся на благо наших соотечественников.

— А случалось ли вам сталкиваться с недоверием со стороны ваших пациентов, основанном именно на вашем происхождении?

— Нет, среди пациентов такого нет. Для них я прежде всего специалист. Хотя видеть за моими профессиональными навыками человека им, конечно, ничто не мешает.

По поводу недоверия и неприязни я расскажу вам одну историю, которая случилась со мной несколько лет назад во время автобусного тура по Европе. В группе с нами был один весьма высокопоставленный человек — помощник депутата Госдумы, у которого была подспудная неприязнь к азербайджанцам. Но, будучи вынужденным общаться с нами на протяжении поездки, он пересмотрел свое отношение к нашему народу. Во второй половине нашего отдыха он извинился передо мной и в моем лице перед всем азербайджанским народом за такое необоснованное недоверие. И такое бывает. И я считаю, что это очень показательный пример, потому что если даже одного человека мое поведение переубедило, то это уже большой шаг вперед. Так что во многом то, как будут воспринимать наш народ, зависит от нас самих.

— Но вы согласны с тем, что национальные меньшинства страдают от неприятия их местным населением?

— Ситуация была совершенно иной в годы советской власти, когда все было ориентировано на социальное равноправие. Сейчас все говорят, что это плохо. Но, может, в какой-то степени именно оно предотвращало проявления ксенофобии. То ли дело сейчас, когда уровень жизни людей в рамках одного города так разнится. И имеет место быть простая человеческая зависть к более высокому материальному уровню соседа, особенно если он не такой, как ты.

— А как может государство помочь мигрантам как можно быстрее интегрироваться в жизнь местного общества?

— Я считаю, что, приезжая сюда на законных основаниях, человек имеет полное право трудиться и жить. Но куда бы он ни приезжал, он должен соблюдать правила того места, где он существует, он должен к этим правилам адаптироваться, сохраняя свое лицо. Сейчас, в условиях, когда в стране не хватает рабочих сил, государство уделяет особое внимание миграционной политике. И это внимание должно быть закреплено на законодательном уровне, чтобы, приезжая сюда и пройдя необходимые процедуры оформления, человек ничего не боялся. А если кто-то нарушает закон, то он должен понести наказание.

Другой вопрос в том, что и средства массовой информации должны пересмотреть свою политику в плане представления образа иммигрантов. Нельзя делать из иммигрантов одних только преступников. Ведь вы посмотрите, какой шум поднимается вокруг преступления, совершенного выходцами с Кавказа, и как замалчиваются судебные тяжбы вокруг ущемления их прав.

Не надо рисовать мигрантов исчадиями зла. Я живу здесь уже 28 лет, у меня много знакомых среди приезжих. Среди них действительно встречаются не самые достойные люди, но, уверен, они такими были бы и у себя на родине. Но большинство из них все-таки прекрасные люди, отличные специалисты, порядочные предприниматели, которые исправно платят налоги. Они законопослушные граждане России, какие к ним могут быть претензии?

Вот у нас появилась национально-культурная автономия. На уже состоявшихся собраниях мы обсуждали, какие цели мы должны перед собой ставить. Сохранять культуру — это само собой разумеющееся. И мы пришли к выводу, что главная наша задача заключается в том, чтобы помочь вновь прибывшим адаптироваться, если потребуется — оказывать материальную помощь. Мы должны стать координирующим центром: подсказывать нашим приезжим братьям, что нужно делать и чего не следует. Не секрет, что на Кавказе осуждение старших — это гораздо более сильное наказание, чем физическое.

— На ваш взгляд, есть ли необходимость создавать такие обособленные национальные общины, как чайна-таун, например, — чтобы сохранялась самоидентичность нации?

— Я много ездил по миру и видел, как это бывает во многих странах. В принципе, я считаю, что в этом есть смысл. Жить в таких районах не означает изолироваться от общества по национальному признаку, это просто стремление сохранить культуру, язык. Но, опять же, важно, чтобы окружающие адекватно это воспринимали. Человеку с широким кругозором чужды настроения ксенофобии.

— Расскажите поподробнее, как вы приехали сюда.

— Я служил здесь в армии и здесь же поступил в институт.

— А вы давно мечтали стать врачом?

— Честно говоря, не мечтал совсем. Я окончил школу с отличием, занимал места на олимпиадах по математике и думал, что пойду на физико-математический факультет. Но старший брат отговорил.

— Вы известный в городе врач. Каких внутренних качеств требует такой профессионализм?

— Только добросовестное отношение к труду. Я считаю, что в жизни человек прежде всего должен уважать себя. Если есть уважение к себе, он ничего и никогда не позволит себе сделать плохо. Поэтому стараться сделать хорошо — мое кредо. И так было с самого юного возраста. в армии много грамот и благодарностей получил.

— Вы упоминали о победах в школьных олимпиадах. А есть профессиональные достижения?

— Да, конечно. Я лауреат премии города в области медицины за 1998 год, являюсь членом Ассоциации сердечных и сосудистых хирургов России и сердечно-торакальных хирургов Европы, кандидат медицинских наук.

— Почему вы решили выбрать кардиологию?

— Я всегда хотел быть общим хирургом, потому что хирург видит результат своего труда тут же. Я шел к этому постепенно. На 2-м курсе поступил в хирургический кружок, на 3-м начал научной работой заниматься, после 4-го курса начал работать медбратом в реанимации на базе пятой больницы. На тот момент, когда я окончил институт, как раз открылся нижегородский кардиоцентр, там набирали новый штат, и так я попал туда.

Любопытно, что как в отечественной, так и в мировой медицине очень много мусульманских имен. Я хорошо знаком с Ренатом Сулеймановичем Акчуриным — всемирно известным хирургом, который в свое время успешно оперировал Бориса Ельцина. Я также знаком с Якубом Магди — лондонским кардиохирургом, египтянином по происхождению, который за заслуги в области кардиохирургии удостоен титула лорда в Великобритании. Его именем даже названа операция.

— Вы создали свою семью здесь, в Нижнем Новгороде. Скажите, а ваша жена азербайджанка?

— Нет, русская. Когда мы живем в одном обществе, наши судьбы переплетаются, и это неизбежно. Я сам родом из Грузии, по происхождению же — азербайджанец. То есть во мне уже перемешаны многие традиции.

— А какой в вашем понимании должна быть женщина?

— Она должна быть современной, не сидеть дома. Благо семьи зависит от женщины, от нее зависит взаимопонимание. Она может работать, самореализоваться, но в моем видении женщина прежде всего должна быть хорошей женой. А чтобы жена была хорошей, должен быть хорошим муж. Глядя на женщину, можно сказать, какой человек ее муж. Глядя на мужчину — какая у него жена.

— Какое ваше любимое блюдо — в азербайджанской и русской кухне?

— Любимое блюдо национальной кухни — долма, как ни банально. В русской кухне — пельмени. Супруга отлично готовит долму — может тысячу штук сделать.

— Кто для вас служит примером, может быть, даже идеалом?

— Гейдар Алиев. Его поступок в Москве в 90-м году — пример мужества. В то страшное время — когда ввели войска советские, когда только встал вопрос о суверенитете, о самостоятельности, когда организовывались народные фронты, когда ситуация вышла из-под контроля, когда вышла демонстрация и вышли войска ее разгонять и гибли люди, он был в отставке. Но тем не менее он вышел и сказал, что нельзя с народом так обращаться. Я бы хотел поступить так же. Смог бы или нет — другой вопрос.

Хотелось бы быть похожим на своего отца. Его уважают даже после смерти. Когда узнают, чей я сын, на родине — уступают место. Хотелось бы, чтобы моим детям тоже не было стыдно за меня.

Беседовала Зульфия Сямиуллина

Нравится

 

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу Отправить статью другу

 
       

Региональная национально-культурная

автономия татар Нижегородской области

 

Общая информация об общине

Информация о РНКАТНО

Председатель и лидеры автономии

Официальные документы и заявления

Проведенные мероприятия

Контактная информация

 

  (c) При копировании материалов сайта, ссылка (гиперссылка) на www.nizgar.ru обязательна!