На главную

ПОИСК

 

111
Новости
Аналитика
Комментарии и интервью
Пресс-релизы
Афиша
Мероприятия РНКАТНО
Фоторепортаж

Татарская община
О РНКАТНО
Праздники и традиции
Национальная кухня
Татарские имена
Культура
Из истории
Выдающиеся татары
Ветераны
Наша молодежь
Татарские села области
Уроки татарского


Газета <Мишар доньясы>
Приложение <Миллят>

Библиотека
Энциклопедия

Благотворительность

Служба знакомств
Форум
Чат
Обратная связь
Карта сайта
Наши баннеры
О проекте

Другие национальные
объединения области
 
:: 28-08-06 Мишарин – это татарин со знаком качества (журнал «Идель»)

Дамир МухетдиновДамир Мухетдинов является ярким представителем татарской молодежи новой формации. Несмотря на свой молодой возраст (ему 28 лет), он добился многого: имеет дипломы нескольких религиозных и светских вузов - медресе «Нур ал-Ислам» (г.Октябрьский), Института арабского языка при университете «Умм ал-Кура» (г.Мекка, Саудовская Аравия), факультета международных отношений Нижегородского университета. Во всех этих учебных заведениях он прошел полный курс обучения и сейчас завершает работу над кандидатской диссертацией.

В настоящее время Дамир Мухетдинов занимает должность руководителя аппарата Духовного управления мусульман Нижнего Новгорода и Нижегородской области, является директором Нижегородского Исламского медресе «Махинур» и ректором Нижегородского Исламского института им. Х.Фаизханова. В один из его недавних приездов в Казань мы решили встретиться и поговорить с ним о том, чем живут мусульмане Нижегородской области.

— Дамир-хазрат, в последнее время нижегородские мусульмане невероятно активизировались: чуть ли не ежемесячно проводятся различные акции, выпускается множество книг, выходят журналы, газеты. Фактически центр мусульманской жизни России переместился в Нижний Новгород. С чем связана такая активность?

— Прежде всего, хотел бы искренне поблагодарить редакцию журнала «Идель» за предоставленную возможность выступить на страницах столь уважаемого в татарской среде издания. Отвечая на Ваш вопрос, я полагаю, следовало бы сделать краткий исторический экскурс в прошлое нижегородских татар. Мы увидим, что для этой группы татарской нации с давних времен была характерна активность на религиозной ниве. Возможно, не все в Татарстане знают, что первый муфтий Оренбургского Магометанского Духовного собрания, основанного императрицей Екатериной II, Мухаметжан Гусейнов, также, как и третий муфтий Габделвахид Сулейманов, были по происхождению нижегородскими мишарями, родившимися в семьях переселенцев из Нижегородчины, которые обрели свою вторую родину в районе современных Буинска и Стерлитамака. Так как для татар вообще, и нижегородских в частности, были характерны активные миграционные процессы, наши предки свою религиозную активность направляли на все новые и новые российские регионы, и именно мои земляки основали крупные мусульманские общины в таких городах Центральной России, как Ярославль, Тверь, Кострома, встали во главе приходов Москвы и городов Подмосковья, Владимира, Иванова, Вологды, составили заметную часть мусульманской общины Санкт-Петербурга, откуда выдвинулись в Финляндию и Швецию. Московская мусульманская община в течение долгого времени жила благодаря активности «нижгар» (так называют в народе нижегородских мишарей. -А.А.). Наш земляк Хусаин Фаизханов составил первую татарскую грамматику, и, будучи учеником великого Марджани, во многом оказал решающее влияние на своего учителя в деле реформирования исламского религиозного образования в татарско-башкирской среде. Другой выходец из Нижегородчины, Хайрулла Усманов, был основателем первого новометодного медресе в Башкирии, Кави Наджми был первым председателем Союза писателей Республики Татарстан. Не будет преувеличением, если мы скажем, что особого рода религиозное подвижничество в крови у нижегородских татар. Сам Нижний Новгород, как крупнейший дореволюционный купеческий центр, был притягателен для торговцев-мусульман всей России и Средней Азии, и это неизбежно влекло за собой централизацию предпринимательской, национальной и религиозной активности мусульман всей империи именно в нашем городе. Достаточно сказать, что здание Ярмарочной мечети Нижнего Новгорода служило типовым образцом для возведения всех мусульманских храмов по всей России. И конечно, не случайно, что Первый (как и Третий) Всероссийские съезды мусульман проходили в нашем городе. Так что современная активность нижегородских мусульман — всего-навсего логически, исторически заданный вектор движения. Безуслов-но, не сразу после начала религиозного возрождения в нашей стране мы смогли заявить о себе в масштабах всей России — потребовалась своего рода раскачка, 10 лет подготовительного периода, во время которого выстраивалась работа Духовного управления мусульман Нижегородской области, формировалась его структура, налаживалась финансовая база для нашей деятельности.

— Конечно, двигателем, инициатором многих больших дел является простой человек и, прежде всего, человек активный, неравнодушный к судьбе своей Родины, судьбе своей нации. Но кроме всего прочего есть и прагматическая сторона дела. Не имея достаточных средств, хотя бы для того, чтобы содержать свою семью, смог бы этот человек всецело отдаться своему любимому делу? Вопрос именно в этом. Смог бы упомянутый вами Шигабутдин Марджани творить и созидать, если бы его не поддержало казанское купечество? В связи с этим следующий вопрос: каковы источники финансирования всех ваших мероприятий, издательской и информационной деятельности? Как вы находите средства, когда, например, в Казани трудно найти спонсора, чтобы издать даже плохонькую брошюрку стоимостью в 10 тысяч рублей?

— На самом деле и рядовые мусульмане, и бизнесмены мусульманского происхождения с огромным удо-вольствием готовы оказывать посиль-ную помощь религиозным организа-циям. Это — часть нашей традиционной духовности, которая присуща мусульманам с детства. Вопрос только в том, доверяют ли спонсоры и прихожане руководителям религиозных организаций, или же нет... Что касается нашего Духовного Управления мусульман —у нас всё на виду. Люди видят, что руководство ДУМ НО ездит на отечественных машинах, а председатель ДУМНО Умар-хазрат Идрисов сам за рулем своей «Волги» встречает и провожает гостей... У наших руководителей нет роскошных дач, в которые иногда не прочь вложить деньги те или иные религиозные лидеры... Мы не ездим по заграничным командировкам в далекие южные страны на деньги наших прихожан или спонсоров; мы не открываем на эти деньги частные магазины и не занимаемся перепродажей недостроенных мечетей в качестве частных домов; мы не скрываем своих доходов и расходов — наша деятельность у всех на виду. Более того, некоторые руководители ДУМНО, будучи еще до начала работы в религиозной сфере обладателями значительных финансовых активов, вкладывают деньги в наши духовно-просветительские, издательские проекты. Народ все это знает и примечает — соответственно, наши спонсоры нам абсолютно доверяют, причем как мусульмане, так и представители других религиозных и национальных общин нашей страны.

— Отсутствие финансовых проблем — большое дело. Это и позволяет, видимо, проявлять такую невероятную активность. Кстати, не могли бы вы вкратце рассказать про наиболее заметные акции, проведенные ДУМНО?

— Первым по значимости среди наших мероприятий я бы хотел все же назвать совершенно новый в российско-мусульманской среде проект — ежегодные Фаизхановские чтения, ставшиеуже традиционными на Нижегородчине. Эти научно-богословские чтения, проходящие при широком представительстве светских ученых, позитивно настроенных на сотрудничество с религиозным миром, выросли из научно-практических конференций, которые устраивались Духовным управлением мусульман Нижегородчины, начиная с 2004 года. Посвятив их памяти выдающегося татарского просветителя Хусаина Фаизханова, мы не просто отдаем дань уважения этому великому, до конца не изученному и обогнавшему свое время ученому, но и задаем целое направление деятельности для российских мусульман: восстанавливать историческую правду в отношении наших великих земляков-подвижников Ислама, воплощать их идеи, актуальные сегодня, в жизнь, привлекать ученую элиту, чтобы вывести Ислам на путь прогресса и поступательного движения вперед, как это и было в нашей религии изначально. Вторым по значимости считаю Рамазановские чтения — богословские диспуты, лекции и семинары на протяжении всего священного месяца поста. Этот месяц мусульмане должны не просто воздерживаться от еды и питья, но и качественно совершенствовать свои знания о нашем мире и духовности. Только на третье место я бы поставил Всероссийский форум мусульман, прошедший в ноябре прошлого года, который мы посвятили столетию 1-го мусульманского съезда. Наш форум проходил под лозунгом необходимости объединения российской мусульманской уммы, что особенно актуально в свете происходящих в стране процессов. Он не был инспирирован властями, как считают некоторые люди, — напротив, на нас оказывалось огромное давление.

— Как известно ДУМ РТ фактически бойкотировало ваше мероприятие. Отсутствие представителей религиозной общественности нашей республики это что — проявление ревности по отношению к «конкурентам» или простое непонимание важности данной акции?

— Форум посетили ряд имамов и большое число гостей, однако лидеры некоторых Духовных управлений мусульман не сочли нужным почтить его своим присутствием. Я не хотел бы комментировать их поступки. Они имеют право действовать, как считают нужным. Но вспомним историю. Все хорошо знают, что именно на дореволюционных съездах российских мусульман, в т.ч. Нижегородских, были заложены идеи национально-территориальной автономии тюрко-мусульман. Можно вполне уверенно говорить о том, что Татарстан как республика выросла, помимо прочего, и из этих съездов. Уже только по одной этой причине представители Казани должны были задавать тон, «играть первую скрипку» на этом мероприятии. Неумение ориентироваться в политических процессах, незнание и неуважение к нашей истории, увы, — характерная черта мусульманского религиозного деятеля современнос-ти. Слава Аллаху—мы не таковы.

— Каковы ваши отношения с московским Советом муфтиев и ЦДУМ под руководством Талгата Таджутдина? К какой именно организации тяготеет ДУМНО?

— С самого начала процесса распада единого Духовного управления мусульман (ДУМЕС — ныне ЦДУМ) нижегородские мусульмане понима-ли пагубность происходящего. Председатель ДУМНО У. Идрисов неоднократно обращал внимание наших имамов на крайне опасные для мусульман последствия расколов и раздоров, большинство из которых вызвано исключительно амбициями тех или иных региональных мусульманских лидеров. Несмотря на то, что ДУМНО ока-залось не в состоянии повлиять на распад ДУМЕС, мы никогда не предпринимали никаких действий против Т.Таджутдина, которого Умар-хазрат считал и сейчас считает своим первым учителем. Мы не поддерживаем нападки на этого человека, мы выступали против известного решения московских имамов о «выводе Т.Таджутдина за рамки Ислама» — т.е. объявления куфра. Это — самый опасный шаг в процессе раскола Духовных управлений мусульман. В общем и целом, сегодня необходимо приложить все усилия, чтобы объединять умму, в противном случае нас могут раздавить по одиночке. Даже если этого не произойдет, в любом случае Всевышний Аллах не будет оказывать Свое покровительство народу расколотому, разделенному и возглавляемому амбициозными высокомерными имамами. Что касается наших отношений с Москвой, то самой географией и историей были предопределены особые связи с этим городом, поскольку, как я уже говорил, подавляющее большинство московских татар — выходцы из Нижегородчины. Здесь проживает больше наших земляков, не-жели на исторической родине, и летом, когда они возвращаются в свои села на юге Нижегородской области, численность мусульман у нас увеличивается в разы. До 1980-х годов все московские имамы были почти исключительно нижегородскими татарами. Так что вполне естественно, что У. Идрисов занимает пост первого заместителя председателя ДУМ ЕР Р. Гайнутдина и является сопредседателем Совета муфтиев России.

— Во многих регионах РФ татарские национальные общины и организации явно враждуют друг с другом и никак не могут договориться. В чем, по-вашему, причина этого и как обстоит дело с этим в Нижегород-кой области?

— Знаете, когда у нас образовалась Региональная национально-культурная автономия татар Нижегородской области (РНКАТНО), которую возглавил второй человек в ДУМНО Гаяз-хазрат Закиров, к нему подошел один из руководителей областной татарской национальной организации, и сказал с горечью и иронией: «Что же мы теперь на наших собраниях застолья с выпивкой организовывать не будем?» Мне кажется, хоть это и грубо звучит, в этом советско-совковом, алкогольно-застольном прошлом лежит самая банальная причина такого конфликта, о котором вы говорите: где взять, как поделить, и что будем пить... Никакой другой идеологической подоплеки в этой вражде нет и никогда не было. Для решения проблемы, опять же, обратимся к нашей истории. В татарских общинах самым передовым, самым грамотным и авторитетным человеком всегда, на протяжении тысячелетия с момента принятия Ислама, был религиозный лидер. Вся жизнь общины так или иначе складывалась вокруг него, он направлял и вдохновлял и предпринимателей, и просветителей, и рабочих, и крестьян, и солдат. Абызы, имамы, муллы — вот хранители нашей духовности, которые сохранили нацию в условиях постоянных войн наших ханов друг с другом, а затем и при отсутствии собственной государственности. Ничем другим этот вакуум в национально-культурной сфере заполнить невозможно, потому что национальный театр, библиотека, школа и даже родной язык—все это лишь оболочка для человеческой духовности, которая является стержнем. Именно поэтому мы на Нижегородчине пришли к тому, что национально-культурную автономию должен возглавлять религиозный лидер. Не сразу это решение нашло поддержку в «светских» национальных кругах, которые боялись «приватизации» национальной сферы со стороны религиозной. Однако жизнь доказала нашу правоту: если до 2004 года национальные татарские организации на Нижегородчине являлись, прямо скажем, маргиналами, то сегодня РНКАТНО — один из крупней-ших игроков в этой сфере в масштабах и города, и области, а по некоторым параметрам — и в Приволжском федеральном округе.

— Как у вас обстоит дело с религиозным образованием и как вы мог-ли бы прокомментировать ту ситуацию, которая сложилась сейчас вокруг Российского Исламского университета? Не возникали ли когда-либо у вас аналогичные проблемы?

— Наша позиция состоит в том, что во всех ответственных движениях вперед надо обязательно оглядываться назад, изучая исторический опыт. Проблема с РИУ не просто не новая — она чуть ли не в точности копирует ситуацию, складывавшуюся в татарском религиозном образовании в конце XIX — начале XX веков. Как и тогда, мы спорим сегодня о том, нужен ли светский компонент в религиозном образовании, или же достаточно изучения одного лишь шариата. Конечно, не достаточно — неужели не является очевидным, что не владеющий светскими науками имам никогда не сможет стать полноценным лидером общины в наших условиях? Мы у себя в «Махинур» изначально определили следующее соотношение: половину предметов составляют светские дисциплины (русский и английский языки, работа с компьютером), половину —традиционные религиозные предметы, шариат и арабский язык. Уверен, что РИУ, как центральное звено в исламском образовании в России, должен уделять светским предметам не менее 50% учебного времени. К этому в свое время призывали величайшие умы татарской нации — Ш. Марджани, X. Фаизханов, Р. Фахретдин. Другое дело, что не надо впадать в крайности и на почве кабинетных разработок (т.н. «евроислама») лишать РИУ религиозного компонента вовсе — этот путь неправильный и непродуктивный. В таком подходе мне лично видится вторая ошибка высокопоставленных лиц из руководства Татарстана — первая же заключалась в том, что они заранее не смогли предугадать формы и методы саботажа, которые организованы в РИУ его бывшими «хозяевами», и предотвратить их.

— Как нижегородские власти относятся к деятельности местных мусульман? Есть ли какая-либо поддержка или, наоборот, существуют ли проблемы?

— Очень многое зависит от конкретного человека, который возглавляет область. Скажем, И.П. Скляров, будучи русским человеком, помогал нам так, как не делали этого наши некоторые крупнейшие бизнесмены из числа татар, у которых было немало возможностей. Может быть, здесь сыграло свою роль то обстоятельство, что Иван Петрович — родом из Арзамаса, некогда почти полностью татарского региона... Нынешний губернатор В.П. Шанцев также позитивно относится к деятельности нижегородских мусульман, но ему в наследство досталось сложное окружение, так что проявить себя в полной мере он пока еще не успел.

— Вы занимаетесь активной деятельностью по изучению исторического прошлого татар-мишарей, проживающих в Нижегородской области. Чем объясняется такой интерес? И что сделано в этом направлении?

— Здесь все прозрачно: без прошлого нет будущего. В границах Татарстана историей татар занимается и государство в лице руководства республики, и академическая наука. А кто будет заниматься этим же в Нижегородской области? Кроме нас, возглавить эту работу некому. Мы привлекаем видных ученых и краеведов (среди них — А.М. Орлов, СВ. Сабиров и др.). История мишарей после XVII века отражена в архивных документах, которые изучались С.Б. Сенюткиным, О.Н. Сенюткиной и др. Что касается более раннего времени, то мы планируем привлечь к этой работе археологов (Т.В. Гусева). Пока что вопросов больше, чем ответов. Сильное протовенгерское влияние на становление мишарей нам представляется весьма убедительным, но четких доказательств этому пока нет. Несомненны связи с Волжской Булгарией, но в Татарстане за западную границу Булгарии признают нынешнюю чувашско-нижегородскую границу. Как же быть с упоминаниями в русских летописях о булгарских поселениях на территории современной Нижегородчины, с высказываниями дореволюционных краеведов о булгарском прошлом Лысково, Балахны? Почти ничего не известно об истории Мещерского юрта Золотой Орды — в частности, той его части, которая располагалась на р. Пьяна. Надеемся, что Татарстан будет иметь возможность активнее участвовать в наших исследовательских проектах.

— Среди казанских татар распространено шутливое высказывание: «Мишарин — это татарин со знаком качества». Как вы относитесь к этой шутке и, вообще, как вы оцениваете роль мишарей в истории татарского народа?

— К сожалению, между двумя крупнейшими группами татарской нации — казанскими татарами и мишарями — существует целый комплекс исторических обид, ментальных противоречий, различий в оценках одних и тех же событий. Мы полагаем, что сегодня настало время выработать новые принципы, соответствующие научным критериям, к этим подходам. В Норвегии на равных началах существуют две официальные литературные формы одного норвежского языка, а мы до сих пор боимся признать мишарский диалект равным казанскому. Роль мишарского диалекта в морфологии татарского литературного языка известна ученым, но в общественной среде Татарстана она настолько нивелирована, что это приводит к очередному недоумению с нашей стороны. Хотя Татарстан мог бы сыграть роль объединителя и хранителя всех татарских субэтносов, он до сих пор проводит противоположную политику. Реальные проблемы, с которыми сталкиваются татары на своих исторических землях к западу от Татарстана, могли привести республику к роли арбитра в «татарском вопросе», а на деле Казань равнодушна к ним, в основном, из-за неверной политики по отношению к «младшему брату» — мишарям. Конечно, кто-то скажет — очередное преувеличение, раздутая проблема. Но, может быть, из-за этих тщательных и взвешенных подходов к философским, научным, политическим и религиозным вопросам нас так и называют — «татары со знаком качества»? В целом, роль мишарей в истории татар порой неизвестна, иногда, увы, — замалчивается, но она — огромна. Литературный язык, грамматика, религиозные движения, образование и политические инициативы — все это и многое другое невозможно себе представить без колоссального, масштабного вклада мишарей.

— О чем еще вы считаете важным рассказать читателям «Идели»?

— На мой взгляд, особого внимания заслуживает сегодня вопрос о политическом Исламе. В настоящее время я работаю над кандидатской диссертацией, в которой я как раз исследую ситуацию с политическим Исламом в Приволжском Федеральном округе. Стоит взглянуть на нашу историю, и станет очевидно, что изначально Ислам не был отделен от всех институтов жизнедеятельности общины, а значит, не было и деления на политический Ислам, экономический Ислам и пр. Я считаю, что политический Ислам на сегодняшний день является вызовом современному западному секулярному обществу, в котором главенствуют такие принципы, как «риба» — ростовщичество, охрана прав индивидуума в ущерб интересам общины.

Именно политический Ислам в начале XX века в России и привел к активизации деятельности мусульман России, в результате чего им удалось добиться представительства во всех институтах — мусульмане стали депутатами в Госдуме, в сфере экономики появились мусульмане-бизнесмены, мусульманские имена зазвучали и в сфере науки и культуры. Это привело к тому, что уже в советские годы татары стали занимать видные посты.

Но что мы видим сегодня? Процесс кперикализации всего государства — всех уровней и всех институтов, который мы наблюдаем, фактически возвращает нас к состоянию середины 19 века. Вспомните нашего великого земляка Хусаина Фаизханова, который не смог получить право на преподавание в Санкт-Петербургском университете по причине того, что не был православным русским и имел «не то», крестьянское, происхождение. Этот пример наглядно иллюстрирует современное состояние дел. Поэтому хотелось бы, чтобы наши дети, наши внуки в поисках своей идентичности не проходили через потрясения и не склонялись бы к радикальным настроениям, а в рамках российской гражданственности развивали свои институты гражданственности. Но, к сожалению, не всегда в государстве хотят слышать голос мусульман.

Беседовал Булат САБИТОВ
Журнал «Идель», 2006. — №6

Нравится

 

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу Отправить статью другу

 
       

Региональная национально-культурная

автономия татар Нижегородской области

 

Общая информация об общине

Информация о РНКАТНО

Председатель и лидеры автономии

Официальные документы и заявления

Проведенные мероприятия

Контактная информация

 

  (c) При копировании материалов сайта, ссылка (гиперссылка) на www.nizgar.ru обязательна!